пятница, 13 ноября 2009 г.

В Эстонии почтили память Достоевского

11 ноября 2009 года в столице Эстонии, в день, когда отмечается 188-ой день рождения великого писателя Федора Михайловича Достоевского, поклонники его таланта, среди которых были политики, общественные деятели столицы, депутаты Таллиннского Городского Собрания принесли цветы к мемориальной доске в Таллинне и памятнику в сквере в Центра русской культуры.

Каждый год в этот день представители Общества славянских культур и просто поклонники творчества Достоевского приходят к памятной доске по адресу Уус, где раньше находилась инженерная команда, и где служил брат Федора Михайловича, у которого он останавливался.

вторник, 10 ноября 2009 г.

Президент Франции открывает Казахстан для Европы

Продолжая серию своих статей про стремительное развитие Казахстана на международном политическом поле, хотелось бы отметить визит Президент Франции в Казахстан.

Недавний визит в Астану президента Франции Николя Саркози в полной мере продемонстрировал стратегическую важность Казахстана для европейской безопасности. Безопасности в ее сегодняшнем звучании, когда военная угроза давно и, похоже, окончательно отодвинулась на второй план, а первостепенной стала не чрезвычайная, а самая что ни на есть повседневная способность Европы воспроизводить саму себя, т.е. свой уровень жизни и свои ценности, и изыскивать для этого необходимые ресурсы. В современном энергоемком мире последнее гарантируется только энергетической безопасностью. И именно ею Казахстан, который в 2010 году должен возглавить ОБСЕ, и может обеспечить Европу. Саркози, похоже, первым из крупных европейских лидеров это понял – и положил в основу своей политики.

Визит Саркози без преувеличения стал прорывом – Казахстана в Европу и Европы в Казахстан. По его итогам подписано 24 документа, а в денежном выражении, по заявлению председателя комитета по инвестициям министерства индустрии и торговли Казахстана Тимур Нурашева, «подписано соглашений, меморандумов и контрактов на сумму почти шесть млрд. долларов, при этом конкретно заявленный объем по реализуемым проектам составит около 1,8 млрд. долларов». Среди наиболее громких заявленных проектов – сооружение нефтепровода «Есекене-Курык» (85% из оцениваемых в 2,5 млрд. долларов затрат на его строительство будет профинансировано за счет французских заемных средств), совместная разработка месторождения «Хвалынское» казахской национальной нефтегазовой компанией «КазМунайГаз» и французскими «Total» и «Gas de France», атомное сотрудничество между французской «Areva» и «Казатомпромом», и космическое сотрудничество между НК «Казкосмос» и компания «EADS Astrium». Результатом последнего должна стать система дистанционного зондирования Земли.

«Мы здесь не для того, чтобы понравиться парижским интеллектуалам». Эта фраза Саркози, вызвавшая весьма неоднозначную реакцию французской прессы, в полной мере стала лозунгом «казахстанского прорыва» - и кредо Саркози как европейского политика новой формации. В ходе своего визита тот, вопреки ожиданиям, не стал поднимать «на щит» чувствительные для Евросоюза вопросы по поводу европейских норм в области прав человека в Казахстане. Вместо этого он дипломатично дал понять, что приехал не учить, а на дружеской и взаимной основе искать решения для урегулирования появляющихся проблем. «Мы должны найти общие точки сотрудничества – или мы зайдем в тупик. Нельзя извне критиковать страны Средней Азии – это только приведет к тому, что регион замкнется в себе», заявил он.

Является ли этот жест Саркози, первым из серьёзных европейских лидеров заявившим о готовности не диктовать «уроки демократии», а вести равноправный диалог, понимая и принимая все разнообразие и сложность центральноазиатских политсистем, близорукостью, вызванной краткосрочными конъюнктурными целями? Или, напротив, это пример редкой прозорливости политика, первым преодолевающим границы уже заметно исчерпавшей себя политической традиции, и таким образом закладывающим основы новой, долгосрочной и потенциально куда более плодотворной стратегии?

Анализ итогов визита Саркози заставляет склоняться ко второй точке зрения. Фактом стала то, что между Францией и Казахстаном оказался заложен мощный и долгосрочный фундамент сотрудничества, охватывающий все возможные пространства и сферы – от добычи нефти из земных глубин до космических программ. В условиях мирового кризиса, когда привычные мировые рынки продолжают затухать, а мировая торговля стагнирует, Франция и Кахахстан смогли создать – в лице друг друга – новые взаимовыгодные рынки, на которые, судя по всему, могут твердо опираться. И прагматическое, и стратегическое значение этого факта для обеих стран трудно переоценить: с уверенностью можно утверждать, что эти вновь созданные рынки станут не последней точкой опоры и Франции, и Казахстана.

При этом было бы безусловной ошибкой утверждать, что разрыв между стандартами демократии Казахстана и Европы столь радикально велик, что для достижения результата Саркози пришлось довольно сильно поступиться принципами и ценностями старой Европы. Да, с точки зрения Европы Казахстан, возможно, не вполне вписывается в критерии демократичности. Однако, не стоит забывать, что будучи самой крупной и мощной страной региона, формирующей региональную политику, Казахстан в свою очередь задает критерии «европейскости» и «демократичности» своим непосредственным соседям, способствуя их принятию и укоренению. И недооценка этой его роли Европой самым серьезным образом может сказаться на дальнейшей экспансии европейских гуманитарных ценностей во всем центральноазиатском регионе.

Кроме того, надо отметить, что ситуация с демократией и правами человека в Казахстане вовсе не вписывается в привычную дихотомию «демократия – авторитаризм». На деле казахстанская политическая система куда сложнее любых упрощенных схем и, как показывает практика, в полной мере способна учитывать все мультикультурное разнообразие, которым исторически располагает. Казахстан сумел у себя давно и вполне успешно решить ряд проблем, которые сегодня, несмотря на всю свою болезненность, остаются для Европы нерешенными. В многонациональном Казахстане, где большинство населения – мусульмане, царит устойчивый этнический и межконфессиональный мир. И достигнут он вовсе не за счет нивелирования этнического и культурного многообразия – последнее как раз расцветает пышным цветом.

В это же время и для Франции, и для остальных стран Европы вопрос эффективной интеграции мусульман в гражданскую культуру пока злободневным вызовом, эффективный ответа на который пока нет. Так, очевидно, что большинство существовавших в Европе моделей включения мигрантов в коренные общества на сегодня выявили свою низкую результативность: интеграции по сути не происходит. Столь же очевидно, что и попытки силового противостояния выступлениям мигрантов не дают долгосрочного положительного эффекта, и по большому счету лишь загоняют болезнь внутрь. Саркози, сделавший в свое время карьеру публичного политика именно на борьбе с разрушительными выступлениями мигрантов во Франции, это понимает лучше, чем кто-либо иной. И поэтому совсем нельзя исключать, что казахстанский опыт выстраивания этноконфессионального мира может стать интересным и полезным для Европы ноу-хау.

Так или иначе, надо признать, что визит Саркози в Казахстан оказался первым реальным шагом европейского лидера к укреплению реальной, т.е. энергетической безопасности Европы. И первым реальным вкладом в европейскую безопасность Казахстана. Напомним, в 2010 году Казахстан получит председательство в ОБСЕ, став первой постсоветской страной, которая возглавит эту организацию.